Александр ОЙСЛЕНДЕР

 

Сын открытки с фронта слал вначале

А потом — полгода — ни строки.

Но однажды ночью постучали

Порохом пропахшие стрелки.

 

И внесли. И молча положили…

Мать, крепясь, Все силы собрала:

— Верно, вы, товарищи, дружили?

-И напиться каждому дала.

 

А потом, почти теряя силы,

На сердце ладони положив,

Еле слышно повторяла:

«Милый. Отстою, не бойся, будешь жив!’

 

Медленно, захлебываясь кровью,

Сын хрипел, не зная ничего.

Но следила мать у изголовья.

Чтобы смерть не тронула его.

 

Скованная этим взглядом строгим,

гневно засверкавшим на пути,

Смерть переминалась за порогом

— И не смела в комнату войти!